Санкции против России выявили слабости российской науки

38

Почему мы отстаем в сфере технологий

25 апреля Президент Российской Федерации своим указом постановил «в целях усиления роли науки и технологий в решении важнейших задач развития общества и страны, учитывая результаты, достигнутые в ходе проведения в 2021 году в Российской Федерации Года науки и технологий», объявить 2022–2031 годы в России Десятилетием науки и технологий. Основными задачами его проведения определено «привлечение талантливой молодежи в сферу исследований и разработок, содействие вовлечению исследователей и разработчиков в решение важнейших задач развития общества и страны и повышение доступности информации о достижениях и перспективах российской науки для граждан Российской Федерации».

Санкции против России выявили слабости российской науки

Мне это напомнило 1960-е годы, когда властью тоже была поставлена во главу угла необходимость усиления роли науки и техники в решении важнейших задач социалистического строительства. И поскольку я в молодости профессионально занимался науковедением, социологией и историей науки, захотелось сравнить, как далеко продвинулась наша страна в этой сфере с тех пор.

Итак, в 2020 году в России было 346 тыс. научных работников — почти столько же, сколько на территории РСФСР в 1962-м. Только за 10 лет после 1962-го их число в РСФСР удвоилось, а за 20 лет перед 2020-м сократилось почти на четверть. А доля расходов на науку из госбюджета и других источников в валовом национальном доходе выросла за «те» десять лет с 3% до 4,6%, и Советский Союз опережал тогда по этому показателю все другие страны. А сейчас, по данным Всемирного банка, по доле расходов на науку в ВВП Россия с 1,1% на 30-м месте — отстает вдвое от Китая и Франции, в два с половиной раза от США и Финляндии, вчетверо от Южной Кореи и Израиля. В абсолютном же выражении мы тратим на науку примерно в 40 раз меньше США, лидера по этому показателю. И даже в Год науки и технологий, по данным Интерфакса, число закупок НИОКР для нужд государства и госкомпаний и их общий объем сократились на 11% по сравнению с 2020 годом.

Тем более заслуживают восхищения ученые, работающие в России, чья исследовательская активность (общее количество научных статей, опубликованных в рецензируемых научных изданиях, включенных в систему индекса научного цитирования), по оценке Национального научного фонда США, обеспечивает России седьмое место в мире. Специально подчеркнул: ученые, работающие в России. Потому что вполне сопоставимую с ними исследовательскую активность и цитируемость демонстрируют русскоязычные ученые, работающие в других странах. А работают они там, а не здесь, как правило, из-за отсутствия не патриотизма, а перспективы реализовать на родине свои идеи и профессиональные возможности.

Объявляя Десятилетие науки и технологий, президент сослался на результаты, достигнутые в ходе проведения в 2021 году в Российской Федерации Года науки и технологий. На официальном сайте Года представлен топ-20 этих результатов. Нетрудно увидеть, что четырнадцать из двадцати относятся к фундаментальной науке (десять из них получены в составе международных коллективов или в сотрудничестве с зарубежными специалистами). И только шесть представляют новые продукты или методы, из которых четыре относятся к медицине (вакцины от коронавируса, препарат от эпилепсии, комбинированный диагностический тест и защита для биочипов) плюс детектор нейтрино для защиты АЭС и модель для предсказания погоды.

Такое соотношение «науки» и «технологий» не позволяет оправдать экономически даже относительно небольшие бюджетные расходы и рассчитывать на инвестиции в эту сферу за счет доходов от коммерческого использования разработок. В отличие от других развитых стран, у нас основное финансирование этой сферы до сих пор идет за счет государства, хоть и известно: эффективность его вложений, как правило, ниже, чем частных, что объясняется слабостью мотивов реализации принадлежащих ему разработок.

Даже такое выдающееся достижение российской науки, как создание в кратчайшие сроки эффективных вакцин от коронавируса, на дальнейшем пути продемонстрировало наши традиционные слабости, поскольку ни одна из них до сих пор не получила одобрения ВОЗ и не была сертифицирована соответствующими органами Евросоюза и США — в отличие от китайских вакцин. И виноваты мы сами, потому что только в конце нынешнего января передали ВОЗ полный комплект документов, необходимых для одобрения первой российской вакцины «Спутник V», и одно из четырех российских предприятий, производящих этот препарат, не смогло пройти его инспекционную проверку. Отсутствие же одобрения ВОЗ и зарубежных сертификатов не только крайне ограничило экспорт наших вакцин, но и подкрепило недоверие к ним значительного числа российских граждан.

О другом достижении — «первом за десять лет отечественном противоэпилептическом препарате дибуфелон» на сайте Года науки и технологий сказано, что его путь от молекулы, синтезированной в лаборатории, до аптек, куда он поступил в 2021 году, занял 23 года. Создание новых лекарств — дело небыстрое, и судя по разным источникам, срок до 12 лет считается нормальным. Но когда он вдвое больше, велик риск, что на рынок раньше выйдет чужая разработка, и тогда вложенные средства и усилия просто пропадут. В данном случае этого не случилось, но оправдан ли такой риск?

К сожалению, вклад негосударственной науки в топ-20 достижений Года науки и технологий ограничивается двумя биотехнологическими компаниями. Одна была создана в новосибирском Академгородке десять лет назад, а в прошлом году впервые в мире вывела на рынок комбинированный тест для одновременной диагностики «госпитальной четверки» самых массовых инфекций — гепатитов В и С, ВИЧ и сифилиса. Вторая — стартап из подмосковного Пущина, учрежденный в 2017 году. Созданные им растения способны самостоятельно светиться в темноте. У исследователей появляется новый метод наблюдения за внутренними процессами в растениях. Кроме того, светящиеся цветки имеют хорошую перспективу украсить наши жилища и общественные пространства, когда их можно будет купить в магазинах — что тоже входит в планы разработчиков.

Результаты исследователей достойны всяческих похвал, а вот то, что в топ-20 компаний вошли всего две частные — это плохо, поскольку именно их пример может привлекать талантливую молодежь, которая редко идет сейчас в науку только ради интересной работы, если она не может обеспечить материальный успех. В СССР — шли, но тогда не было такого выбора, да и зарплата в науке после защиты кандидатской становилась вдвое выше, чем в других сферах. Государственные же институты, которым принадлежат все остальные достижения из топ-20, не сулят молодым ученым ни подобного «гонорара успеха», ни более высокой зарплаты, да и без существенного роста финансирования науки для них там просто не будет мест.

А вот в условиях рынка главное — готовность его участников покупать результаты разработок и вкладывать средства в их создание, и этого нам крайне не хватает. У России много выдающихся достижений в фундаментальной науке, но крайне мало в технологической сфере. В 2014 году очень известное российское издательство выпустило красиво оформленную книгу «Технологии, которые изменили мир». В ней представлены 50 ключевых технологий современного мира — от электродвигателя до социальных сетей. России мир обязан одной из них (полеты в космос), тогда как 25 вышли из США, еще 20 — из Великобритании, Германии и Франции. Все мои знакомые, с кем об этом говорил, были весьма удивлены, некоторые отказывались верить. Но если мы не сможем трезво оценить место своей страны в современной высокотехнологичной цивилизации, то обречены впустую тратить ресурсы в надежде самостоятельно обеспечить свою конкурентоспособность. Тогда как сегодня это возможно только при сохранении и укреплении теснейшего сотрудничества с мировым научным, инженерным и бизнессообществом. Альтернатива — деградация и науки, и экономики.

Понятно, что в сложившейся ситуации это куда легче сказать, чем сделать. Очень надеюсь, что здравый смысл победит и Россия вновь станет полноправным членом мирового сообщества, в том числе и в сфере науки и технологий. А что может сделать сейчас эта сфера для страны и страна для нее? Вспомним вновь президентский указ о Десятилетии науки и технологий, уже в связи с поставленной в нем второй задачей: «содействие вовлечению исследователей и разработчиков в решение важнейших задач развития общества и страны». Тут главное — какие задачи считать важнейшими?

Ответ на этот вопрос я нахожу в «Перечне критических комплектующих изделий, необходимых для отраслей промышленности», утвержденном 21 апреля специальной комиссией Минпромторга. В нем около 1,7 тысячи позиций, отсутствие любой из которых вследствие санкций угрожает остановкой производства у нас какой-то нужной продукции. Вот достойный вызов профессионалам с научной подготовкой и амбициями! Если вы понимаете, как можно создать что-то из этого перечня, предлагайте свои проекты тем, кто в этом нуждается. Если сможете их убедить, они сами или с помощью Минпромторга профинансируют вашу работу. Так вы и поможете стране, и хорошо заработаете.

Источник: www.mk.ru

Комментарии закрыты.