«Тайвань мы в электронике не догоним, но такой задачи и не стоит»

0 18

Технический директор «АТБ Электроника» Степан Фионов – о проблемах рынка радиоэлектроники в РФ

«Тайвань мы в электронике не догоним, но такой задачи и не стоит»

100% Алексей Сухоруков/РИА «Новости» Радиоэлектроника – одна из самых зависимых от иностранных поставок отраслей. После 24 февраля многие логистические цепочки нарушились – российские производители электроники лишились прямых каналов закупки важных компонентов, завил в интервью «Газете.Ru» технический директор компании «АТБ Электроника» Степан Фионов. На данный момент, по его словам, отрасль слабо ощущает последствия спецоперации на Украине и санкций. Однако все может измениться уже через пару месяцев, когда запасы российских компаний иссякнут.

– Что изменилось в работе вашей компании после 24 февраля?

Пока изменений нет. В отрасли электроники очень долгосрочное планирование, поэтому сейчас мы выполняем проекты, под которые закупились комплектующими еще в прошлом году, и временно не берем новые заказы. Ждем, когда стабилизируется курс рубля, восстановятся логистические цепочки, прояснятся санкционные ограничения. Перемены нас коснутся, когда закончится прошлогодний запас: через пару-тройку месяцев. И в таком положении вся отрасль.

100%

Степан Фионов, технический директор «АТБ Электроника»

«АТБ Электроника»

– То есть работа вашей компании не нарушилась совсем?

Не совсем. Например, прекратились отгрузки компонентов из Европы, приостановилась работа официальных российских дистрибьюторов. Остаются неофициальные каналы, но они работают в ином формате: с поправкой на курсовые риски и логистические сложности. Это усложняет долгосрочное планирование. Однако как производитель мы учимся работать в новых условиях и обеспечивать непрерывное производство.

– В отрасли про санкционные риски и про подготовку к ним говорили годами. Были ли использованы эти годы для подготовки к той ситуации, которая сложилась после 24 февраля?

Готовиться можно к чему-то предсказуемому, а текущую ситуацию вряд ли можно назвать таковой. Происходящее угрожает рынку потенциальным кризисом, но понять его глубину мы сможем только после окончательного формирования санкционной политики. Тогда же можно будет делать выводы о готовности или неготовности отрасли.

С другой стороны, ситуацию прошлого года с дефицитом на рынке можно назвать своеобразной невольной «тренировкой» к произошедшему сейчас — уже год мы жили в ситуации, когда цены на комплектующие росли и сроки поставки достигали года.

– Когда, как вы думаете, санкции будут прописаны, и об их последствиях можно будет говорить наверняка?

Все зависит от развития геополитической обстановки и адаптации западного бизнеса к новым реалиям. В любом случае принятие решений может быть быстрым только на словах. В том случае, если необходимо эти решения документально зафиксировать, необходимо время.

– Встречались ли после 24 февраля представители отрасли с правительством?

Минцифры и Минпромторг отреагировали быстро. Они буквально на следующий день разослали ключевым участникам рынка радиоэлектронной промышленности формы для опроса, в которых просили написать, чем государство может им помочь. Также проводились онлайн-встречи с различными ассоциациями производителей электроники.

Сейчас ведется работа по внесению изменений в основные регламентирующие документы отрасли. Уже сейчас опубликованы документы, продлевающие действие субсидий.

Можно говорить о том, что практически ежедневно принимаются оперативные документы для поддержки промышленности, при этом системные меры только готовятся.

– Есть ли у Минцифры и Минпромторга четкое представление об ограничениях, с которыми столкнутся российские разработчики и производители электроники?

Боюсь, что нет. Правительство находится в тех же условиях, что и мы. Минцифры и Минпромторг мониторят ситуацию и держат руку на пульсе, чтобы иметь возможность оперативно реагировать на происходящее.

Опираясь на отзывы производителей и поставщиков, будут формировать меры поддержки.

– Выдвигаются ли, в связи с событиями, министерствами какие-нибудь требования к участникам отрасли?

Требования могут выдвигаться тем компаниям, которые выполняют определенный государственный заказ – это во-первых. И государственным предприятиям, во-вторых. Нужно разделять частный бизнес и государственный. Мы – частный. Перед нами задачи остались прежними. Есть контракты, подписанные до 24 февраля на определенных условиях – их нужно выполнять.

– Призывает ли правительство ускорить выполнение пунктов стратегии развития электронной промышленности?

Все понимают, что в сложившейся ситуации нужно быстрее развивать микроэлектронику, чтобы обеспечить независимость страны от чипов иностранного производства.

Стоит заметить, что разговоры об этом начали вести задолго до 2022 года.

Полагаю, что разговорами дело не ограничится. В связи с санкционной политикой процесс ускорится.

– Строительство полупроводниковых фабрик для производства процессоров — дело крайне сложное и дорогое. Какое, на ваш взгляд, главное препятствие у России на пути к этой цели?

Все упирается в финансовую сторону вопроса. Соответствующее финансирование позволит преодолеть большинство трудностей. Деньги и контроль за их распределением позволят ускорить стройку, достать необходимое оборудование, а также привлечь специалистов, которые умеют работать на этом оборудовании и знают технологический процесс.

Да, мы едва ли догоним по инновациям и объему производства TSMC в ближайшее время, но такая задача сегодня и не стоит.

Сейчас нужно сделать так, чтобы Россия собственными силами могла закрыть потребности критически важных отраслей.

– Правильно мы понимаем, что из-за разрыва отношений российских разработчиков процессоров с TSMC требования правительства по переводу критической инфраструктуры на оборудование с отечественными процессорами будут отложены?

Говорить о полном разрыве отношений, наверное, преждевременно, необходимо дождаться стабилизации ситуации. Требования правительства в отношении перехода на отечественные процессоры, безусловно, будут корректироваться в соответствии с текущими обстоятельствами.

– А если TSMC все таки запретят работать с российскими разработчиками процессоров?

Насколько нам известно, TSMC, безусловно, крупнейший, но не единственный в мире производитель чипов и если такая ситуация действительно произойдет, отечественные производители смогут найти решение данной проблемы.

– Насколько вероятно, что это случится?

Такой сценарий возможен.

Однако стоит помнить, что бизнес живет, опираясь на финансовые показатели. Поддерживать новостную повестку и делать заявления об уходе – это одно. А разрывать существующие договорные отношения, отказываться от уже принятых обязательств и добровольно отказываться от прибыли – другое.

Сейчас мы видим только первый вариант. Второго пока не происходит. Многие зарубежные компании заявили о приостановке деятельности в России, но при этом никак не о полноценном уходе с российского рынка.

– Какие планы у «АТБ Электроника» на ближайшее будущее?

Компания «АТБ Электроника» не приостанавливала свою деятельность после 24 февраля. Мы уверены, что этого и не случится. Мы продолжаем занимаемся разработкой ОЕМ-оборудования: одноплатных компьютеров и процессорных модулей с применением иностранных и отечественных процессоров, IoT-устройствами и контрактным производством. В текущей ситуации неизбежно будут появляться новые направления области разработки и производства электроники, рынок будет меняться и приспосабливаться к новым правилам ведения бизнеса.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.